Дориана — Муха

                                                                                     «…Рождается муха из погибших  людей

                                                                                    или животных, и душа её бессмертна…»

                                                                                                     Лукиан   «Похвала мухе».

 

 

  Из старого ржавого «Доджа» вышли двое мужчин. Машина тут же ринулась с места, обдав того, кто пониже ледяной мутной водой из колеи. Его спутник успел отскочить. «Второй раз я бы такого не выдержал» — подумал он и зачем-то снял одновременно с ловким движением шляпу, будто приветствуя хамскую выходку водителя.

   — Были бы у него ноги, оторвал бы, — проговорил намокший. На его бежевом плаще тут же вырисовались большие  разводы. Подобные мутные разводы закрывали путникам обзор во время дороги. Судя по тому, как были заляпаны стекла, машина уверенно катила на ощупь, собрав по дороге все лужи.

   «Так оно и есть» — твердил про себя мужчина в шляпе, пока они ехали. Из зеркала заднего вида за ними наблюдала пустота. Нет сомнения, что за рулем кто-то был, просто они его не видели. Они даже друг на друга старались не смотреть, ехали и думали о своем. Иногда их мысли пересекались, когда каждый из них пытался понять куда же и, главное, как они едут. Пустота за рулем молчала.

   В итоге они оказались посреди серой от тающего снега равнины. Машина везла их по бездорожью и теперь, петляя по глубоким колеям и рытвинам, скрывалась бледно-красной точкой на горизонте.

  — Были бы у него глаза, мы бы здесь не оказались, — сказал тот, что пониже и начал осматриваться. Ветер, томящийся в степи, раздул полы его  мокрого плаща и набросился на шляпу высокого мужчины. Серое небо с синими пятнами совсем невесенних туч нависло над двумя растерянными путниками, грозясь разразиться мокрым снегом на их распаренные от мыслей головы.

  Мужчина в шляпе воздержался от замечания. Он не хотел обидеть толстяка, который почему-то увязался за ним, да и от конечного пункта путешествия не возражал. Все давно к тому шло.

  «Готовься к худшему. Теперь твоя очередь» — говорил он себе, когда замызганные стекла еще закрывали  вид.  Ему казалось, что за окнами ночь. Во всяком случае, в машину они садились по темноте.

  — Как думаешь, мы должны куда-то идти или нужно оставаться здесь? — это была первая фраза, которая обозначила  диалог. Их здесь действительно двое — один спросил, а второй в ответ, молча, перевёл на него взгляд.

    Настало время осматриваться тому, кто отправился на прогулку в шляпе. Он успел захватить ее, вовремя сообразив, что нужно взять хоть что-то. Шляпу, купленную на первые заработанные своим единственным талантом деньги. Шляпу, которую он никогда не надевал на работу, опасаясь спугнуть удачу. Бежевый плащ толстяка, не делал из него Коломбо, но очевидно успокаивал и согревал, если из всего накопленного за жизнь он выбрал именно его.

    Мужчина в шляпе молчал, положив одну руку на голову, он оглядывал бескрайнюю степь. Стоять на месте, пытаясь закрыться от мороси или продолжать дорогу, спотыкаясь о колеи —  оба варианта не несли никаких изменений. Небо накрывало землю, словно гигантская тарелка. Горизонт безнадежен: куда ни пойдешь — останешься на месте.

   Коломбо нетерпеливо кашлянул, кутаясь в ворот своего игрушечного для такой погоды плаща. Ему явно хотелось продолжить путь, даже, невзирая на неминуемую отдышку через первые двести метров. Движение лучше, чем ожидание — это понимали оба. Только тот, что повыше не мог понять, зачем им держаться вместе. Если «Додж» выплюнул их здесь, значит, это либо конечная, либо отправная для каждого. Они могли бы разойтись в разные стороны и остаться наедине со своими вещами-воспоминаниями — в этом будет больше пользы, чем в  попытке сохранять компанию.

Pages: 1 2 3 4 5 6