Дориана Грей — Бордель.

За пепелищем начинались поля, которые днем дышали жарким запахом колосьев, а лунной ночью белели, как бесконечные снежные равнины. Ненужный пейзаж для засорения настроенного восприятия – здесь нет укромных мест.

— Здесь есть одно место, — «ежик» будто вторглась в его задумчивое нутро, и снова возникло ощущение змеи на соседнем сиденье.

— Послушай, не надо никаких мест. Если тебя не нужно никуда подвести, то мы возвращаемся в город. У меня есть дела…

— Эти дела надо было делать еще лет десять назад,  — девушка сжала рукой его колено, — никогда не жил под девизом «сейчас или никогда»?

— Нет. У меня другой девиз.

— Значит, сегодня живем по моему. Поехали, здесь недалеко. Тебе понравится.

Наконец, он обернулся в ее сторону и даже осмелился задержать взгляд. Перед ним, закинув одну руку за сиденье, будто репетируя, как усядется к нему на колени, сидела шлюха. Ничуть не толще, не ниже, не хуже той, которую он себе придумал.

— Сегодня или никогда, — повторила она и снова откинулась на спинку.

«Почему это никогда?» — хотел спросить Тол и даже не заметил, как послушно повернул руль в сторону её выставленной руки.

************************

Отец (фантом отца, который Толя создал по рассказам матери) не знал, что родился мальчик. Он вообще не знал, что кто-то родился. Поэтому свой первый подарок, завернутый  в непраздничную белую бумагу без обратного адреса, будущий Тол получил только на четвертый день рождения. Отец не знал, что родился мальчик, но как он мог быть уверен, что родилась девочка, раз положил в коробку двух нарядных куколок?

— Мог «медведя» прислать. Придурок, — заключила мать, даже не догадываясь, что мальчику подарок пришелся к душе. Он стоял над коробкой и как зачарованный глядел на мирно лежащих в ней кукол. Позже он не стал избавляться от этой упаковки – нашел ей вполне сюжетное применение для своих «печальных игр с неожиданным финалом». Оставляя в коробке то одну, то другую куклу, он забрасывал песком блестящие завитые волосы и шуршащие платья. Через пару минут, за которые кукла, по его мнению, должна была полностью отчаяться и задохнуться – мальчик вытягивал ее за пластмассовую ручку и очищал углубления глаз от песка.

Спустя некоторое время мать неудачно перепихнулась с кем-то, через пару лет у кукол появилась новая хозяйка, достаточно взрослая для того, чтобы поменять им прически. Толя не противился передаче подарка. Но, увидев дыры от пучков волос в резиновой голове брюнетки, подумал, что его «печальные игры» были для них менее печальны. Зато успокоилась мать, которая иногда заставала эти игры на заднем дворе и, кажется, даже поняла их суть. За неодобрительной ухмылкой она прятала полное непонимание своей значимости в них.

***************************

Справа мелькнул каркас заправки — за ним следовало повернуть. О днище машины застучали колосья, дорога вела через поле по еле заметным следам, наверное,  его более опытных предшественников.

— Долго еще ехать? Что у вас там? – водителя раздражали звуки под машиной, и настораживало неясное молчание девчонки. В фантазиях страх на его стороне никогда не маячил, а в реальности все сильнее становилось не по себе. Наверное, потому что та, чей затылок должен быть беззащитным, дыхание взволнованным, а сердцебиение учащенным, чувствовала себя гораздо увереннее.

— Недолго. Мы прилично срезали! Ты ведь знаешь зону отдыха на границе с Западным поселком? Нам туда.

Тол слышал об этом месте, но его наличка строго ограничивалась пачкой макарон, кошачьим кормом и чаем, которые мать велела купить.

— У меня не так много денег.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10