«Это как ты, только темное…»

 

брызжа слюной гонит тебя к забору менее опасна, чем сама собака?

— Меньше всего я бы думал о тени бегущей за мной собаки, тень мне ползадницы не отхватит.

— Просто некогда не отхватывала. Ладно, напарник, 8:30 уже. Выходить надо.

 

2.
Моя тётя часто забывала снять бигуди с проволочно- упругих коротких кудрей и бывало весь день ходила, как сваленный комок шерсти, который кинули на десяток мышеловок. Я никогда не говорил ей об этом, не улыбался мило и заговорчески, чтобы намекнуть на ее оплошность. Не делал этого никогда, а вот месяц назад начал.

Причина тому была прозаической и… подлой – я узнал о том, что несравненная в своей милой забывчивости и дружелюбии тетушка (как же ее любят все близкие, друзья и соседи), задумалась о завещании. Перечь того, что может унаследовать ее семья, заслужит одобрительный взгляд любого юриста.

Ну, сами посудите: помимо кучи антикварного хлама, был дом (нехилый такой, на обложку каталога экстерьерных примочек потянет), ну и денежный эквивалент – на свободную беззаботную жизнь как раз хватит. Я парень серьезный: на девочек и развлечения спускать деньги не собираюсь. Цель у меня ясная и благородная – стать человеком финансово свободным и, разумеется, счастливым.

Поэтому, как только я узнал о намерении тетки напрячь свой кудрявый шар мыслями о наследстве, я как-то сразу прихорошился в славного племянничка.

— Тётя Поли, а если нам вместе пополдничать на террасе? Тетя Поли, вы были бы сегодня совсем хороши, если бы кое-что не забыли на своей голове (в этот момент подмигиваю). Тётя Поли, когда же ты сдохнешь наконец от всех своих болячек, старая корова?

Насчёт «сдохнешь», кстати, лучи надежды заблестели неожиданно и ярко. Был один из наших любезных полдников, когда, она вдруг выронила из пухлых пальцев коричную булочку и затряслась всем своим (уже пораженным всеми возможными недугами) телом.

Сначала я подумал, что тетка смеется над моим пересказом одной старинной французской шутки, которую я перекроил, выдал за собственный конфуз и рассказывал с тем снисходительным смущением, с котором обычно и признаются в своих неудачах. Но когда старуха покраснела, словно вся ее кровь подлетела к голове, чтобы вытолкнуть с волос очередную забытую бигудюшку, я понял, что развязка не за горами.

Шестидесятилетняя тётка уже успела приучить всю родню к тому, что ее постоянно что-то мучит. Вросший ноготь, аллергии, бесконечные простуды, проблемы с сердцем, варикоз на толстых ножищах, воспаление задницы – у моей тети было все, чтобы освоиться в бесконечных болячках настолько, чтобы перестать даже обращать на них внимание, как своё, так и наше. Но там, на залитой майским солнцем террасе, я понял, что тетка скоро сдастся.

 

-Я забыл сигареты, — голос Андрея прозвучал где-то над левым ухом, я обернулся – мой новый сосед уже бежал к дому.

Пару минут и мы выходим в калитку. До завода идти чуть меньше получаса – пока жары нет, дорога не напрягает. Мы проходим по узким перешейкам между домами, словно по нутру огромной деревянной змеи. Высокий забор, что с одной, что с другой стороны заляпан высохшей грязью – хорошо, значит, в этих краях дождь все-таки бывает. После вчерашнего рассказа Андрея о частых засухах в этом регионе и о неутешительных прогнозах на это лето, я затосковал.

Проходя второй раз тот же маршрут, я удивляюсь тому, как вчера сам смог отыскать дорогу к дому – да, изменения есть небольшие – Андрей немного срезает путь по этим узким перешейкам, но все равно дорога настолько извилиста, что вчера во мне просто сработал какой-то адский компас.

Всегда бы так…

Я чувствую, что солнце припекает макушку – забыл взять кепку. Печёт ещё не так сильно, не жарит воздух кругом, но уже начинает намекать на то, что сегодня устроит нам горячий денек. «Ничего, немного потерпеть и горячие деньки будут лишь по моему собственному желанию и где-нибудь на островах. Просто потерпи, дружище и мир забот и грязного труда рухнет».

Мы идем молча. Андрей шагает слева от меня на шаг впереди, я вижу, что

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий