«Это как ты, только темное…»

 

не заметил. Кем бы я ни был для него в этот момент, он казался мне испуганным ребенком и больше всего мне хотелось бы ощутить, то что ощущал сейчас он – его не оставляют.

Следующие пару часов я пытался убедить себя, что отказавшись от «наследства» отца, я не потеряю наследство тётки.

 

Новый день начался в два часа ночи. К этому времени я уже успел устроить спящего Андрея под пледом на полу и получить сообщение из дома: «Тётушка умерла».

Спешить больше некуда. Я прошёл на свою веранду и, не раздеваясь, упал на кровать. Сквозь переплетённые ветки вишен проглядывала луна. Вся комната наполнилась подвижными тенями, и как я не вглядывался в их черноту, они не желали показывать мне то, что видел в них Андрей.

Несколько часов я промучился от тревожных обрывочных видений, и когда наступило утро, получил за эти муки вознаграждение – сосед сидел за кухонным столом, как сидел бы любой, кто прошлой ночью не бился с размаху головой о стену.

— Тётка умерла, — я налил из чайника теплой воды и залпом опрокинул кружку. Судя по голосу, Андрей повернулся в мою сторону.

— Ты уезжаешь теперь?

— Да.

Я вернулся на веранду, чтобы собрать вещи. Засунул деньги на электричку в карман джинсов и вышел на кухню, чтобы попрощаться.

— Ты переживаешь, что не успел ничего изменить?

— Посмотрим, что я получу по первой версии… не знаю, — мне не хотелось, чтобы Андрей, видя моё недовольство, начал в чём-то себя винить, — с самим-то все в порядке?

— Но ты ведь её даже не знаешь, -Андрей усмехнулся, — со мной всё в порядке, не думай

— Ещё раз спасибо, за приют, — я протянул ему руку.

— Сань, а ты можешь мне помочь в последний раз? Мне надо, чтобы ты отправил в городе посылкой кое-что. Может, мне это уже скоро и не нужно будет, но хотелось бы завершить все дела.

Я поднял на него глаза: что он имеет в виду? Андрей смотрел на меня выжидающе и, как мне показалось, затравленно.

— Андрей, мне Борис рассказал всё. О брате твоём, — я не успел себя остановить. Так не хотел объяснений и сам свернул на дорогу с предупреждающей табличкой: «Осторожно! Впереди чужое прошлое!»

— Можно подумать, он всё знает, — Андрей отошел к раковине и налил себе воды.

— Он сказал, что ты убил Марка, — я поставил сумку, но садиться не стал.

— Я не убивал. Мы поменялись. Он скоро вернётся, поэтому я прошу тебя помочь мне напоследок, — сосед облокотился о шкаф и осушил стакан. Что-то в его сгорбленной долговязой фигуре снова напомнило мне отца, и на этот раз вместо отвращения всплыла тоска.

— Ты говорил, что Марк влетел головой в зеркало, потому что боялся двойника.

— Он действительно боялся. Восьмилетний мальчик боялся, поэтому решил, что взрослый дядя уже не будет бояться. Значит, надо где-то переждать свой страх.

Мне стало не по себе. Его надо остановить, я не хочу слушать дальше. Так в детстве, возвращаясь с родителями от бабушки, я боялся темного участка привычной дороги. Ещё шагая по освещенному тротуару, я уже видел впереди черный коридор, в котором правили выбитые фонари и сухие мёртвые деревья. Сейчас Андрей ведёт меня к этому коридору.

— Он попросил меня помочь перейти в безопасное место. Сам бы он не смог ничего сделать чисто физически. Всё-таки ребенок, — Андрей замолчал. — Мы остановились в шаге от темноты, чтобы потом упасть в неё, я толкнул его, и он…

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий