«Это как ты, только темное…»

 

Андрей действительно убил своего близняшку… вот чёрт, зачем он мне тогда рассказывал всю эту хрень о самоубийстве? Такая складная история вышла. Не говорю, что хотел бы обменять ее на правду. Предпочел бы вообще ничего не знать.

Дорога домой неожиданно стала проблемой. За эти двадцать минут я пытался убедить себя, что все это меня не касается. Убил и убил. С кем не бывает… я бы — тоже Костю убил. Нет, не убил бы. Это уже слишком. Для восьмилетнего мальчика не стало «слишком». Хотя, чёрт знает, когда всё это вообще произошло, и где осталась правда.

Ненужная м н е правда.

Я переступил порог дома, чувствуя ужасное напряжение внутри – нескончаемые мысли смешались, как комок зубастых червей, облепивших мозг. Ближайшая электричка отходила через час мне нужно успеть собрать вещи и добраться до станции. Времени в обрез.

— Андрей, я уезжаю! – крикнул я в дом. Сосед не откликнулся. Я прошел на веранду, достал из-под кровати сумку и наспех затолкал туда все свои вещи.

— Андрей!

Или его нет дома, или… На то, чтобы уговаривать соседа вылезти из погреба времени не было. Я почти убедил себя, что можно уехать, не попрощавшись, как со стороны его комнаты раздался грохот. Я остановился у самой двери. Вдруг, он…

Перед глазами всплыла комната Андрея, в которой я был только один раз. За деревянную балку, идущую под самым потолком можно легко зацепить веревку. К двери в его спальню я бежал, пробираясь сквозь черный туман перед глазами, в котором судорожно болтая ногами висел сосед.

Дверь была открытой, и Андрей не дергался под потолком. Он сидел у стены и таращился на свою тень, которую создавала настольная лампа, стоящая позади него на полу.

— Выходи! – сосед ударил кулаком по дереву, как раз в том месте, где была его голова, — выходи и забирай всё!

Я заметил, что рука Андрея блестит от выступившей на костяшках крови. Он ударил еще раз и тут же взвыл.

— Старик, хватит! – обхватив его за подмышки, я уперся об пол и попытался оттащить Андрея. Того сильно трясло и, кажется, он совсем не замечал моего присутствия. Его футболка пропиталась холодным потом, мышцы были до того напряжены, что казалось, могут лопнуть.

— Вылезай, ублюдок! – я никогда не слышал, чтобы люди так кричали, будто голос выходил не из горла, а прорезался через каждую клетку тела.

— Андрей, хватит! – моих сил хватало только на то, чтобы не позволить ему вновь удариться о стену. От собственного напряжения в глазах все плыло – в какой-то момент мне показалось, что моя тень выпрямилась во весь рост, а тень Андрея лежит у ее ног. Потом все вновь превратилось в трепещущее в неравной борьбе с чужими страхами, темное пятно.

Андрей понемногу затихал. Он перестал рваться к стене и, наконец, замолчал. Когда я понял, что он плачет, до электрички оставалось менее получаса. Мы сидели на полу, подсвеченные сзади старой лампой, в то время как небо снова завешивало окна своими черными тряпками.

Начинался дождь.

— Дружище, мне уезжать надо, — я попытался приподнять Андрея, надеясь на то, что приступ прошел и дальше он справится сам. Тут же в плечо мне вцепились его каменные пальцы.

— Я не смогу здесь один.

Когда я посмотрел на часы в следующий раз – на то, чтобы успеть повлиять на завещание оставалось только 10 минут. У-ми-ра-ет… интересно, она ещё в сознании или мое присутствие уже бесполезно? Следующая электричка отходит примерно через час — я мог бы успеть на нее…

Андрей продолжал лежать на полу, оперевшись головой о мои коленки. Не знаю, спал ли он. Когда я попытался подняться, он всхлипнул.

Я промолчал, всеми силами делая вид, что

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий