«Это как ты, только темное…»

 

воплощение этого завещания. Всё-таки женщины – больной народ.

— А ты был женат когда-нибудь? — я убрал тарелку в раковину и взял чайник, кивнул Андрею, тот отказался.

— Был. Только ничего путного из этого не вышло. Она сбежала на четвертый год совместной жизни. Нашла что-то более понятное.

Я не стал расспрашивать дальше. Очевидно, что жена Андрея не выдержала его о с о б е н н о с т е й, возможно, наговорила гадостей, перед тем как уйти, и теперь рассказы о странном бывшем она припасает, как деликатес для посиделок с подружками.

Весь оставшийся вечер мы просидели над чертежами. Мысли Андрея водили моей рукой по пожелтевшей бумаге.

 

8.
Странное ощущение не покидало меня с самого утра. Конечно, во многом виноват сон, который не выветривался из головы до обеда. Мне снилось, что я читаю завещание Полины и в нем сказано, что большая часть ее имущества переходит Марку. Если следовать логике подсознания, то Марк – это замещенный Костя. Хорошо, что сегодня среда…

Не могу сказать, что на работе были проблемы, просто я лишний раз убедился, что тёткины деньги мне просто необходимы. Если и можно любить какую-то работу, то только свое дело, а без первоначального капитала, все это становится гораздо сложнее. Поэтому не могу понять, зачем Косте понадобилось бежать за моей целью, ведь он не блещет ни умом, ни талантом. Для него деньги – не фундамент, а окна, через которые он будет сообщаться с бессмысленным миром трат и развлечений.

День тянулся и нехотя перешел к обеду. Когда перевалило за шесть, я понял, что держу в голове одну единственную мысль уже девять часов. За это время она так обжилась во мне, что казалось, когда все это закончится, я еще буду ощущать в голове ее колючие цепкие побеги. Страх того, что тётка умрет до моего приезда, и Костя меня опередит, перешёл в навязчивый.

По дороге домой я радовался, что впереди меня ждет хоть какой-то отдых. От накопившегося напряжения хотелось только спать. Зайти в прохладную террасу и упасть на кровать, даже не смыв с себя пот и дневную пыль. Но как только я зашел в темный дом, мои надежды угодили в смертельную ловушку, расставленную пьяным Андреем. Я споткнулся о его ноги – сосед, откинув одну руку на пол, а другой, прижимая к груди свои чертежи, храпел у дивана.

— Парень, вставай-ка, — я попытался его приподнять, но он так размяк и отяжелел от своих разочарований, что мне казалось будто я сам, увязнув в трясине, пытаюсь вытащить из нее еще кого-то.

— Андрей, просыпайся!

— У меня сегодня День роджения… — с трудом, но он начал говорить.

— Это – здорово.., когда поеду в город, выберу тебе подарок, а сейчас вставай, мне надо отвести тебя на кровать.

— Я тебя не дождусь из города, он ведь придет сегодня… или завтра, — добавил он и, наконец, открыл глаза.

— Кто — Борис?

— Борис – жирный ублюдок, он сюда и не дойдёт.

Задохнётся от отдышки, — Андрей хмыкнул и позволил мне себя усадить, — Марк придет. Мы же договаривались.
Алкоголь вызывает обострение – надо будет запомнить, хотя нет. Не хочу, чтобы эта информация когда-нибудь снова мне пригодилась.

Если я сейчас скажу, что Марк умер много лет назад, он начнет со мной спорить?

— Андрей, Марк умер много лет назад, он точно не сможет прийти. Пойдем, — я осторожно вытащил из его хватки мятые чертежи и попытался приподнять соседа за подмышки. Проще было бы лезть в гору с валуном за плечами.

— Марк не умер, он пере… шёл. Мы так… договаривались. И отстань от меня.., наконец! – сосед сердито оттолкнул меня и, положив голову на плечо, закрыл глаза.

Я остался стоять посреди тёмной, вонючей от «антипроблемного» топлива комнаты. Взошла луна, правый бок которой, за две ночи уже успела надкусить темнота.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий