«Это как ты, только темное…»

 

в цех. Работы полно!

Это «полно» словно вылетело из горна и на последнем «о» поднялось максимально высоко и противно. Я представил, как начальник цеха так же орет дома насчет приготовленного ужина: «ВкуснО!» или например «ГовнО!» и понял, что никогда бы не хотел дружить с ним семьями.

Андрей действительно был в раздевалке, сидел на скамейке возле своего шкафчика и укладывал в пакет пачку исписанной бумаги.

— Саня, никогда не надейся в жизни на две вещи: на подарки судьбы и на оценку своих трудов. Первое нереально, второе фантастично.

— Борис назвал тебя каким-то Фечури и сказал, что ты планируешь свой завод… Ты показал чертежи?

— Феручи, — Андрей достал из пакета свою кипу и тут же снова ее затолкал, — Феручи Ламборгини однажды пришёл на завод Ferrary и тоже начал предлагать коррективы. Но это, наверное, только за бугром сказка бывает.

— Тебя выгнали? – опять эта непривычная мне жалость.

— Попросили, — сосед усмехнулся, — инициатива наказуема, хотя если честно, я не совсем понимаю, почему настолько.

— И что ты теперь будешь делать? – я, не глядя, нащупал рабочие штаны на полке.

— Спиваться, наверное, — Андрей поднял голову и упулился куда-то вглубь шкафчика, — во всяком случае, сегодня точно.

Весь рабочий день я думал о том, не свалить ли мне вслед за Андреем. Без его шефства все вдруг стало таким непонятным, что я чувствовал себя здесь нелепо. Не выходил из головы разговор с братом, его слова, что я «зря мучаюсь» нависли осиновым колом над всеми моими планами и стратегиями. Следом всплывала фраза Андрея: «Оценка твоих трудов, вообще фантастична».

Весь этот калейдоскоп бурлил в моей голове, поднимал дикие волны и топил все надежды. Под конец дня, я решил, что выпить нужно не только Андрею.

 

— Мы с тобой сегодня в одной лодке, — я поставил на стул пакет с пивом и сушеными кальмарами и достал из шкафа кружки. Андрей сидел за столом, рядом с пустой тарелкой и, молча, наблюдал за мной. Когда все приготовления были закончены, он тяжело выдохнул.

— До меня только сейчас дошло, что мне жить не на что будет теперь. Кроме завода здесь и работы нет, живут тут только те, кто там работает. Это как гигантское общежитие.

— Я не понял две вещи: почему они тебя вышибли и неужели ты думал, что все получится так просто, и они признают тебя новым Ламборгини?

Андрей сделал несколько больших глотков и отставил кружку. Разорвал кусочек кальмара и тут же бросил его обратно в пакет.

— Как дурак, понадеялся сразу на две вещи, одна из которых нереальна, а вторая фантастична. А вышибли… не знаю, Борис меня всегда недолюбливал. Это его приказ, главные просто внимания не обратили.

— Он при первой нашей встрече, сказал, что ты сумасшедший.

— А… он при первой нашей встрече так подумал, — Андрей наклонился над столом, перекатывая кружку с ребра на ребро, — я тогда отчудил неплохо. Испугался «тени собаки».

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий