«Это как ты, только темное…»

 

набрал его номер. Гудки пошли не сразу, сначала мне сообщили, что «номер заблокирован», я не дал себе времени поверить в неизбежность этого механического приговора и действительно, просто глюк сети. Но когда вызов пошел, ситуация только ухудшилась – телефон откликнулся в доме, опять же в столовой. Я уже было подумал, что он валяется где-нибудь под диваном (мелодия звучала приглушенно), когда вызов отклонили.

Прошло недостаточно много времени, чтобы произошел автоматический сброс – кто-то отклонил вызов у звонящего в пустой комнате телефона. Не самые приятные ощущения, когда не можешь понять, один ты находишься или нет. На мгновение я даже решил, что сошел с ума и просто не вижу Андрея или как во всех этих фильмах – мы разошлись по разным реальностям, и он теперь также боится звуков, производимых мной.

Не знаю до чего бы я дошёл с такими мыслями, если бы грохот не возобновился. Уже стоя в этой комнате, я различил, откуда он исходит – в столовой был подпол. На 90 процентов я был уверен, что в подполе Андрей. 10 процентов встали на сторону самых сюрреалистичных догадок.

Когда я опустился на пол, чтобы открыть подпол, молния ударила с такой силой, что сам дом показался мне бедолагой, коснувшимся оголенного провода. Моя тень тут же вылезла из темноты и ожила в яркой вспышке. Неужели он так испугался? Чёрт возьми, но ведь это все равно не искусственный свет!

— Андрей, — я осторожно постучал по крышке подпола, внизу послышался шорох.

«Ты прекрасно знаешь, что там Андрей, больше никого не может быть. Бояться нечего». Я подцепил крышку обеими руками. Приподнял настолько, чтобы суметь заглянуть. Мне показалось, что я обнаружил целый подземный этаж, такой большой и просторной оказалась погребка.

— Андрей, ты здесь?

Сосед подтвердил свое присутствие неразборчивым бормотанием. Я свесился вниз, вовремя сообразив, что светить экраном телефона не нужно. Андрей лежал на полу у боковой стенки, поджав колени к груди. Я не знал, что делать: помочь соседу выбраться или оставить все как есть, очевидно, что это с ним не впервые. В конце концов, мысль, что я отправлюсь спать, пока в погребке лежа на полу, бормочет хозяин дома, показалась мне слишком жуткой.

— Дружище, поднимайся…

Мне редко доводилось испытывать жалость к людям. Я лучше посочувствую бабочке со сломанным крылом, чем старухе на костылях. Тем более, часто бывало, что жалость у меня пытались вызвать нарочно – получали обратную реакцию. Но когда подпол дыхнул на меня своей земляной прохладой, сердце непривычно сжалось. Там, в кромешной темноте Андрей пытался спрятаться от мыслей, а это невозможно. Я знаю, что это такое.

Нужные слова пришли в голову неожиданно и так же неожиданно сработали.

— Он ушел, Андрей.

— Ты тоже его видел? – голос соседа прозвучал как-то слишком твердо.

Я замолчал, ища ответ, стоящий на одинаковом расстоянии и от правды, и от «лжи во спасение».

— Я знаю, что ты его видел.

Фигура у стенки зашевелилась и через пару секунд мы уже встретились взглядом.

— Откуда же ты знаешь, что он ушёл? – Андрей не спешил вылазить из подпола, он присел на ступеньки удобной лестницы и ждал от меня ответа.

— Может тебе самому это проверить?

Андрей задумался. Его обросший щетиной, будто рубленный подбородок еле заметно дрожал.

— Я выйду, когда гроза закончится. Пока побуду здесь, отправляйся спать и забудь обо всём этом.

Я лишь пожал плечами и поднялся с пола. Теперь всё не так страшно – сосед пока не уплыл по реке безумия к берегам сумасшествия. Но уже начал отвязывать лодку от мостика.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий