«Это как ты, только темное…»

 

на обоях братом загораживает?

— Полина, прости мне надо идти, голова от пекла закружилась. Завтра рано вставать на работу, так что я лучше пойду, прилягу.

— Милый, прости меня, конечно, отдыхай, я очень жду твоего возвращения! — её голос задрожал, дыхание еще больше участилось. Я живо представил, как тетка сейчас раскраснелась, как увлажнились ее глаза – она чувствует себя невероятно виноватой перед бедным Сашенькой. Еще одна ниточка, которая поддалась мне, когда я нащупывал за что дергать, чтобы быстрее додёргаться…

Я поднялся с места и прежде, чем сделать первый шаг, заставил себя посмотреть на реку. Небольшие волны рябили на поверхности – река жила своей жизнью и, глядя на ее отстраненное уверенное движение, я успокаивался. Должно же быть хоть что-то в этом мире для меня примером.

Дорога до дома занимала не больше 10 минут. За время пути произошло два приятных события, которые окончательно успокоили меня прежде, чем я вошел в калитку. Во-первых, с востока наползли такие тучи, что небо напоминало надувной матрас. Во – вторых, я вспомнил слова тетки, которые подействовали не хуже зашитого мешочка-оберега от дурных мыслей.

Это случилось за пару дней до отъезда. Просто тогда ситуация находилась в зоне моего контроля и я не придавал значения мелким прутикам в уверенном течении по мною загнутому руслу. В тот день младший принес тетке свежий журнал кроссвордов. Она только с улыбкой кивнула ему, оставаясь вниманием со мной и полным чайником свежезаваренного травяного чая.

«Хороший мальчик. О таком племяннике только мечтать можно» Впервые я вдруг почувствовал, что легкий прутик может стать громоздким бревном, которое перекроет мое русло. Поли заметила, как я резко опустил тянущуюся к чайнику руку.

— О нём можно мечтать, как о племяннике, – голос еле заметно сорвался и вернулся уже с приглушенной хрипотцой, — а о тебе, как о сыне.

Я обнял её без отвращения. В этот момент она стала для меня лекарством, принятым задолго до обоснования болезни в теле несчастного.

 

Когда я подошел к калитке, началась гроза. Крупные редкие капли постепенно набирали мощную армию и, в конце концов, обрушились стеной ливня. Я толкнул входную дверь и тут же очутился в непривычном пасмурном сумраке.

— Андрей! – я позвал соседа, в надежде на то, что он уже поменял свою лампочку и мне не придется проводить очередной вечер в бездействии, — Андрей, ты дома?
Дом не такой большой, чтобы сосед меня не услышал. Значит, его нет. Я стащил с себя не успевшие намокнуть кроссовки и прошел на кухню, чтобы включить свет. Щелкнул выключателем раз-другой, ничего не изменилось. Наверное, из-за грозы отключили электричество.

Я сел на стул Андрея и повернулся к окну. Что ж, меня снова ждал темный во всех отношениях вечер. Время только 6 часов, но тучи будто накинули на окна темные тряпки, и снимать их до ночи не собирались.

Не знаю, сколько я просидел, глядя сквозь стену дождя на двор, но когда в доме раздался грохот, мне показалось, что меня выдернули из глубокого сна. Сначала, я подумал, что вернулся Андрей, но почему тогда я не видел, как он подходит к крыльцу?

— Андрюх, это ты? – крикнул достаточно громко, чтобы он откликнулся, но опять тишина.

Я понял, что в мой ленивый вечер ворвались неприятности, когда, возвращаясь на кухню, перешагивал высокий (такие зачем-то делали во всех старых домах) порог. Грохот повторился и на этот раз звучал дольше. Будто кто-то переставлял тяжелые ящики.

Я замер между комнатами. Если в дом кто-то забрался, то где он может прятаться? Звук исходил из общей комнаты, из пустой комнаты. В очередной раз я проклял про себя слинявшего Андрея и

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий