«Это как ты, только темное…»

phGEtfa8V50Приветствую всех поклонников ужасов!

Меня зовут Дориана Грей.

Любимое занятие — рыбалка. Я вылавливаю в своём подсознании больших, страшных рыб и вытаскиваю на поверхность, чтобы примерить на их зубастые морды различные сюжеты и ситуации. Так рождаются мои рассказы.

Вдохновение можно найти где угодно. Мне в этом помогает и город, в котором я живу — Санкт-Петербург. Здесь даже воздух пропитан легендами, порой, не самыми безобидными. Но вдохновение капризно! Писать легче, когда знаешь для кого пишешь… Вы можете принять участие в развитии данного проекта, став моими постоянными читателями.

Предлагаю вашему вниманию мою новую мистическую повесть.

Почтовый ящик для обратной связи вы найдете на последней странице.

 

 

 

             «Это как ты… только тёмное»

 

Наверное, через много лет в этих краях могли бы пересказывать все произошедшее со мной, как интересную байку. В каком-нибудь затхлом здешнем кабачке толпа любопытных вырастала бы надо мной, как пена в кружке пива. Конечно, за счет заведения – ведь даже хозяину возможной забегаловки было бы интересно послушать о том, как можно бояться собственной тени.

Я впервые увидел Андрея, когда выходил из подсобки начальника цеха. Инструкции по новой работе улеглись в голове так же плотно и аккуратно, как сменная одежда в моем рюкзаке. Оставалось только пользоваться и поддерживать порядок – как с тем, так и с другим. Поначалу это действительно будет несложно, точнее не в тягость, а потом, все привычно обрастет мхом и получит имя Данунахрен.

Странное ощущение: впервые смотреть на незнакомого человека, у которого тебе придется жить. Ведь по углам, в шкафах, разбросанные по полу могут таиться особенности. Некоторые из них будут нервировать. Во время учебы я жил с братом в съёмной двушке.

Так вот меня раздражала его манера смывать воду в туалете: Костя сначала несмело натягивал веревку, дожидаясь урчания воды, потом с постепенно нарастающей силой приводил в работу весь механизм. Хренов аккуратист. Но, если честно, брат не бесил меня только тогда, когда отсутствовал в зоне моего пребывания.

— Многие считают его немного… того – начальник, покрутил пальцем у седеющего виска и тихонько присвистнул. Запахло табаком и пустым желудком, – пусть, главное, с работой справляется хорошо, а чудки у каждого из нас есть.

— Кто есть? – я немного отклонил голову, пытаясь уловить горьковатый дым разведенного во внутреннем дворе костра (что угодно, лишь бы не нутро моего теперешнего начальника).

— Ну, чудки. – ответил тот, словно я спросил его, что за животное мычит и носит рога. На этом его объяснение очевидностей закончилось, и мы подошли к Андрею.

Бригадир встал между мной и Андреем, демонстрируя неуместное снисходительное превосходство. Я замечал подобное у тех людей, которые внутренне не верят своему статусу и стараются хоть как-то подчеркнуть его внешне. Я называю таких «невыродившиеся неудачники».

— Андрей, это…

— Меня зовут Андрей, — мой новый сосед не дожидаясь, сам протягивает мне руку, — во время работы вы будете жить у меня, потому что я живу один.

«ВродеБорис» зря портил воздух свистом, когда крутил пальцем у виска — передо мной стоял обычный мужик лет сорока со стареньким мобильником на шейном шнурке.

— Саня, — я ответил на рукопожатие. Ладонь сухая.

— Ладно, Александр, жду вас завтра к 9-ти, — бригадир, не взглянув на Андрея, прошел мимо меня и в каждом соприкосновении пяток с полом было столько недовольства, что эти шаги будто вопили об этом.

 

Дом Андрея затерялся на самом отшибе поселка. Его соседом с правой стороны был каркас сгоревшей пятистенки, а слева – поле. Я зашел в калитку и нащупал в кармане толстовки ключ – Андрей должен был вернуться только к вечеру со всеми необходимыми инструкциями и пояснения. Понятное дело – у каждого свой угол, в котором действуют свои правила и чтобы нам оставаться добрыми соседями – мне придется принять этот устав.

Со стороны дом выглядел более ветхим, но ступени крыльца не скрипнули под ногами, ключ с легкостью вошел в новенький встроенный замок, и первое дыхание дома не было зловонным. Для холостяцкой берлоги на отшибе – дом Андрея был слишком чистым и продуманным.

Расстановка комнат, мебели, домашняя утварь – казалось, что всем этим правит женщина, у которой на каждую банку солений припасена аккуратная милая наклейка с названием. Но здесь жил мужик, и упоминание о нем у людей сопровождалось тихим присвистом и вкручиванием пальца в висок.

Интересно, мне предстоит убедиться в том, что люди непроходимые идиоты или познать жизнь с психом?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий