Пугающе синее небо (цикл short_метр)

  Сегодня рабочих не было. Он уже подъехал к проблемному участку дороги и мысленно попросил у отца прощение за каждую кочку и выбоину. Машину затрясло, даже здоровый Артем, сидя за рулем ощущал, как подпрыгивают позвонки, что чувствовал отец после падения с крыши страшно было представить.

  Как назло  середина июля. Самая макушка долбанного знойного лета. В старой машине нет кондиционера, даже стекло не на каждой двери открывается. И эти кочки…такое ощущение, что едешь по ним на собственной заднице.

   — Потерпи, старик, скоро на асфальт выберемся, — Артем оборачивается на отца, который тяжело дышит лежа на разложенном переднем сиденье. Тот не отвечает, парень видит, как на его  потной шее зашевелился  кадык – отец  с трудом глотнул и задышал ртом.

  Сегодняшнее  утро  многое изменило. Во-первых, по радио объявили, что будет дождь, да что уж  там, это было настоящее штормовое предупреждение! Отец полез на крышу, заменить кусок старого  шифера и ступил  в пустоту. В  тот момент, когда  за  окном промелькнуло  что-то большое и темное, Артем наливал  себе кофе. Первой « гигантскую птицу» узнала мама. С этой минуты началось «во-вторых».

   Наконец машина зашуршала по асфальту. Артем прибавил скорости,  стекло со стороны водителя открывалось, и воздух приятно щекотал вспотевшую кожу. Интересно, чувствует ли его отец.

   — Ты как? – парень мельком оборачивается к нему и кладет свою ладонь на горячую влажную руку, — скоро доберемся уже.

 — Душно, — старик снова тяжело глотает и еле заметным движением руки дает понять: убери , мне действительно жарко  и тошно.

  Артем слушается и возвращает руку на руль. До города еще 40 минут езды, но насколько он помнит, выбоин на дороге больше не будет.

  За окном бесконечные по-августовски желтые поля и безоблачное синее небо. Откуда может прийти дождь, если облаков не видно ни с одной стороны?  Стоило ради тупого трепа метеорологов лезть на эту чертову крышу! Если не будет дождя, а отец не сможет ходить ближайшее полгода (о том, что вообще никогда, Артем старался не думать), то есть повод начистить недоумкам морды. Хорошо, что в детстве на вопрос: « А что там за здание?» мама отвечала маленькому Артему: « Там умные дяди и тети узнают погоду».

  « Так что не заблужусь, дохромаю » — подумал он, глядя на яркую синеву неба.  Правая нога тут же заныла. Артем поморщился и немного переставил ступню. Хоть немного, но положение изменилось. Это лето им с отцом запомнится надолго.  Правда, сын отделался легче – упал вместе с мопедом. Пострадала только нога. Но если бы этого не случилось – полез на крышу именно Артем, и он бы точно не оступился, потому что…

   «…потому что старый медведь даже об воздух спотыкается…» — шутила мать, глядя на попытки отца ловчить подобно сыну.

  Странно, что небо такое синее. Обычно июль обесцвечивает свой период зноем, а сегодня так ярко… Кажется, что солнце пылает прямо посреди ночного неба, делая его чернильную синеву насыщенно-кислотной.

Артем немного сбавляет скорость – впереди снова хреновый участок дороги. 

 Тише едешь — целее будешь.  Парень живо представляет, как каждая кочка и неровность превращается в маленькие острые камушки, которые гуляют между позвонками лежащего на разложенном кресле отца.

  Машина едет слишком медленно, чтобы воздух  мог создать сквозняк. Артем поспешно поднимает стекло, но вместе с жаркими потоками в машину успевает залететь жирный овод. Он ударяется о лобовое стекло и начинает мельтешить у зеркала.

  — Иди на хрен, отсюда! — Артем пытается смахнуть его в окно сложенной газетой. Тот противно жужжит и продолжает биться о стекло прямо у небольшого аккуратного затемнения под самой крышей.

   — А это что такое? – парень наконец прогоняет насекомое и несколько раз проводит большим пальцем по темному прямоугольному пятну.

  — Это не на стекле, — голос отца звучит слишком неожиданно, Артем тут же возвращает вторую руку на руль, когда машина от его испуга немного вильнула в сторону.

  — А где? Что это?

  — Это в небе.

   Выглянув в окно, парень понимает, что отец прав – высоко в небе, в яркой синеве что-то темнеет. С тучей спутать невозможно – слишком прямые очертания

  — Что это может быть? – Артем оборачивается к отцу, тот с трудом переводит взгляд на него взгляд:

  — Может из-за жары дымка, или гарь от пожара где-нибудь так в воздух поднялась. Езжай, не до этого сейчас.

  Отец прав – что бы там ни было, до тех пор, пока Артем не заметил– оно не мешало их пути.

                                                           *********************

   Они снова выбрались на ровную дорогу, и машина прибавила скорости.  Время от времени Артем поднимал глаза  — темное пятно с идеально прямыми углами оставалось на месте и, кажется, стало четче. А может оно в небе с начала лета, просто он  его не замечал? Хотя, нет. Кто-нибудь бы точно заметил. Интересно, видела ли мама, как только вернется домой, обязательно спросит. Возможно, ей будет не до этого, но ответить – заметила или нет – она сможет.

 До города оставалось не больше 20 минут. Как только они проедут вдоль высохших с самого страшного лета (1) посадок, начнутся пригородные отели и кафе, а там и въезд в город. Хорошо, что больница находится за первым же поворотом. На светофоре можно будет спросить у других водителей, что они думают по поводу этого пятна в небе. Скорее бы добраться до города…

 Когда они уже проехали половину трассы, идущей вдоль посадок, Артем заметил, что пятно немного увеличилось – или оно выросло в размере или… Стоп, оно не могло все это время стоять на месте и только сейчас начать двигаться. Оно не могло «сопровождать» машину как Солнце или Луна, это же не гигантская планета, черт возьми!  Они должны были потерять его из виду спустя 10 минут, как впервые заметили.  Какого же оно  размера и на какой высоте находится, если кажется статичным столько времени!

Солнечный свет прыгает сквозь сухие ветки тополей и противно мельтешит в глазах.  Почему- то Артему кажется, что стало гораздо жарче.

  — Ты как? – он оборачивается к отцу  и замечает остекленевший взгляд, направленный туда же, куда постоянно поднимает глаза сам Артем.

  — Я думаю, это тень нашего промышленного загазованного века, — в голосе насмешка. Артем мысленно радуется тому, что отец не морщится от боли и способен говорить о чем-то постороннем.

  — Может это первый в мире 100-d кинотеатр? – теперь они оба смеются, — если сейчас начнется трансляция ЧМ, я согласен видеть эту хрень в небе постоянно.

   — Ты не пропустил поворот на город? – отец пытается приподняться, чтобы разглядеть дорогу, но тут же «ойкнув» от боли снова откидывается на сиденье.

  — Не двигайся, к въезду еще не подъехали, — Артем всматривается вдаль и вдруг понимает, что до города они сегодня не доберутся – посадки заканчиваются не выжженой зноем степью.

   Кругом вода.

  Машина останавливается в десятке метров от зеркальной поверхности. Когда мотор глохнет, тишину тут же наполняет непривычный шум.

  -… будто к водопаду подъехали, — Артем оборачивается на отца, тот смотрит на него выжидающе, словно ждет подтверждения своих слов, что они действительно подъехали к водопаду, которого раньше не замечали.

  — Здесь нет водопада, — эта фраза кажется парню глупой, самой глупой из того что он говорил, после той, когда он сказал соседскому мальчишке, про его красивые икры. За это даже побили в тот раз остальные мальчишки, решили, что он маленький гомик.

  — А что тогда шумит? Это ведь вода.

   Артем не отвечает. Он выходит из машины и мысль о том, что это могут быть неполадки с канализацией у какой-нибудь гостиницы, тут же тонет в новоявленном море. Вдалеке виднеются знакомые здания, до которых они так и не доехали. Они стоят посреди воды, в которой отражается ядовито-синее небо и легкие волны искрятся на солнце.

  — Артем! – крик отца звучит слишком резко. Сквозь нарастающий шум воды он кажется неестественно громким, будто  этот шум усиливает и его. Парень правильно все понимает – он поднимает голову, успев удивиться тому, что забыл про пятно.  Теперь оно не кажется дымкой. Оно стало еще четче и больше. Словно огромная черная дверь в небе.

« Куда она ведет?» — думает Артем, пятясь назад. Главное, не упасть, если он окажется на земле, то не сможет встать – смотреть на пятно страшно, но отвести взгляд – страшнее. Каждый ничтожный шаг назад, вырванный из оцепенения, будто приближает его. А что будет если побежать? Артем вглядывается в клубящиеся черные пары, будто заточенные в раму, и пытается вонзить ногти в ладони так, чтобы, наконец, проснуться.

 В это время, возникшая посреди июльского небосвода дверь начинает открываться. Темный массив медленно скользит по синеве, открывая вид на немыслимую черную бездну. Небо прохудилось, как старый лист шифера, который пытался заменить отец — оглушительный поток воды из самого зева бесконечной черноты  тут же  разбивает зеркальную гладь на тысячи брызг-осколков.

  «…будто к водопаду подъехали…» — вспоминает Артем слова отца  и думает, что надо бежать к машине. Но вид огромной волны, спешащей к дороге, парализует его.

(1) Имеется в виду знойное лето 2010г.                                                                                                                 

   Июль 2015.

Оставить комментарий