short_метр

                                  Расстройство того парня.

— Такое ощущение, что от этого парня воняет даже оттуда! – голос Маргариты Григорьевны не доволен. Она владычица самых аппетитных запахов городка. Её небольшая уютная пиццерия в центре, как глубоководный спрут – ароматы-щупальца тащат за ноздри и кидают в свою теплую сырно — колбасную пасть все новых посетителей.

Притащили и этого, «с вонючим видом».

— Сколько его знаю, от него всегда так воняло, — недоуменно, словно извиняясь, бормочет Тарас, продолжая тыкать шваброй под музыкальным автоматом. Раритетная штуковина, добавляющая заведению западного колорита, оказалась здесь по тем счастливым знакомствам, которые обычно бывают у каких-то инопланетных везунчиков

— Оставь! – теперь голос Маргариты-королевы самых аппетитных запахов, и вовсе раздражен, — лучше выйди к нему и скажи, что уже закрываемся. Он тут все провоняет.

****************************

Виталя совсем не ожидал того, что перед его носом (самым счастливым носом в городе!) вдруг возникнут две швабры: одна с головой из мокрой тряпки, а вторая, под стать первой, такая же длинная и худощавая с недовольной ухмылкой на прыщавом бледном лице.

— Мы уже закрываемся, — пояснила вторая швабра свое недовольство и вместе с первой скрылась в теплом помещении.

Виталя засунул  руку в карман штанов и, убедившись в наличии чего-то ведомого только ему, крикнул вглубь кафе:

— Ясно, а завтра будете работать?

— Вполне вероятно, — ответил теперь уже злой голос Маргариты Григорьевны, — а может быть, решим устроить санитарный день.

— Тогда надо сегодня этот вопрос решить, — не унимался вонючий парень, — мне ждать тоже не хочется.

Когда Виталя только поставил ногу в теплую пасть жадного спрута, тот не выдержал, закашлялся, вдохнув аромата нового посетителя: вспыхнуло масло на сковороде.

Маргарита сочла это недобрым знаком, и, наплевав на то, что находиться с этим парнем можно только на противоположных полюсах двух разных планет, подскочила к Витале:

— Молодой человек, мы ЗАКРЫВАЕМСЯ (а если ты, вонючий кусок,  сейчас же не уйдешь, то…) – шептало что-то агрессивное и нетерпимое в ароматной Маргаритиной голове.

— Я хотел бы заказать пиццу со своей начинкой на завтрашний вечер. Я праздную свой День Рождения, — спокойно пояснил Виталя цель необходимого визита.

Маргарита Григорьевна, стараясь не дышать, достала из кармана красного нарядного фартука такой же нарядный блокнот:

— Говорите ингредиенты, завтра вам доставят пиццу в нужное время, (только вали отсюда вместе со своей вонью!) – все не унималось в Маргаритиной голове.

Виталя коротко кивнул и достал из кармана штанов небольшой целофанновый сверток.               Аккуратно спрессованный, сдержанно серый, пахнущий как маринованная блевотина (так во всяком случае показалось несчастному носу Маргариты Григорьевны) первопоселенцев их спокойного края.

— Это подземные рыбы, — пахуче пояснил Виталя, — порежьте вместо ветчины и, главное, как МОЖНО МЕНЬШЕ ПЕРЦА.

Маргарита онемела, опасаясь, что если вдруг откроет рот, то кусок пиццы, съеденный час назад, выскочит непереваренный и будет пахнуть так же, как та дрянь, что держал в руках вонючий клиент.

— Я собираю их на окраине леса. Хорошо, что заботливые люди помечают самые рыбные места крестами. Лучше, конечно, копать там, где крест поставлен недавно, иначе, когда вскрываешь деревянную коробку, там не рыбина, а..труха какая-то.

Виталя посмотрел на побледневшее лицо хозяйки пиццерии и поспешил успокоить:

— Я все оплачу, не волнуйтесь. Вы, главное, про перец не забудьте. Не люблю.

Вонючий парень положил сверток на столик, прямо на уютную плетеную салфетку, и вышел из кафе.

Идти до дома предстояло долго – как назло, перекрыли короткую дорогу – клали асфальт, горячего приторного запаха которого, Виталя не чувствовал. Не мог чувствовать. Но долгий путь — это не страшно, неприятно только, что придется идти мимо того пруда…

Проходя мимо него, Виталя заметно ускорил шаг, но воспоминания ( не очень понятные, но яркие )успели провозгласить свою власть над беспокойными мыслями.

*********************

Пятый год жизни для пока еще не вонючего Витали стал роковым, страшным: пьяный папа на рыбалке ударил его черенком весла по переносице, за то что тот не хотел копать червей в смердящей илистой земле.

— Тут копай, ублюдок, — кричал папа, — и своим грязным уверенным пальцем помечал самые, по его мнению, червивые места неровным жирным крестом.

Так выкопал Виталя свою первую подземную рыбу ,бывшую когда-то чьей-то любимой собакой. Запаха находки почувствовать он уже не мог. Зато запомнил вкус. И пронес его через всю свою, пахнущую подземным уловом, жизнь.

Оставить комментарий