Дорога в ад вымощена новым асфальтмом.

Дорога в ад вымощена новым асфальтом.

Мерзко — сонный день. Именно так она называла пасмурные дни, когда температура, упрямо держась на отметке выше 25 градусов, делала пространство тошнотворно липким и влажным. Наверное, таким же отвратительно-липким был герой – любовник всех выпусков срочных новостей за эти пару месяцев. Марина внимательно слушала очередное сообщение о таксисте, отправляющих всех своих попутчиц по одному маршруту – прямиков в овраг за окраиной города. С экрана телевизора, висевшего на кухне, его лицо смотрелось не более чем декорацией к моменту. Обыденному моменту, когда человек мысленно сопереживая чужому несчастью, продолжает пить сладкий чай и вскоре вовсе утрачивает внимание к услышанному – ведь есть свои дела и это чёрно-белое отсканированное лицо, ( неужели они считают, что по этому снимку, его можно будет узнать?) замершее на экране, вряд ли с ними связано. Но всё же… Марина вдруг ярко представила последние минуты жизни очередной жертвы: сначала у бедняги промелькнула нехорошая догадка, затем пейзаж за окном стал подтверждать худшее. « Куда мы едем?» — вопрос вникуда, на него ей вряд ли ответили, вместо этого добавили к бешеному стуку испуганного сердца хрипучее радио, вещающее со спокойного, и такого далёкого (теперь уже не реального) мира. Затем…наверное, он остановил машину и светловолосая школьница, ехавшая на репетицию театрального кружка, окончательно все поняла. Поняла, но не поверила – ведь такого не может быть. В её мире может быть всё что угодно: ссоры с родителями, быстрый секс с приятелем (обязательно привести комнату в порядок до половины седьмого!), неудачная укладка – всё, кроме душной кабины, припаркованной в лесу машины. Наверное, от него отвратительно пахло – дешёвым куревом, потом, возбуждением, машинным маслом – и она пропахла всем этим. Напоследок.

Марина брезгливо поморщилась, ужасаясь своей разыгравшейся фантазии.

« Рост ниже среднего, телосложение худосочное. Предположительные приметы: родимое пятно вытянутой формы, идущее от правого уха к затылку», – продолжал запугивать диктор, сменив на экране заплаканную мать « очередной».

— Угу, — машинально согласилась с чем-то девушка и, выключив телевизор, поспешно вышла из дома. Хотя выпуск местных новостей ещё не закончился, и диктор продолжал освещать все самые важные новости их городка.

« Городская дорога к Западному мосту на время перекрыта в связи с аварией, произошедшей этим утром». Роман убавил звук магнитолы – за день он прослушал это сообщение уже два раза и один раз сам убедился в его достоверности, по незнанию зарулив к месту событий. Полиция, скорая, эвакуатор. Одна из машин лежала на боку, вторая стояла чуть поодаль. Роман поморщился, увидев изуродованный от удара блестящий носик японской иномарки.

Главное, чтобы сегодня не было заказов по маршруту, иначе объездной путь получался немаленьким. К Западному мосту шло две дороги: одна, начинаясь в городском секторе, пару километров плутала вдоль лесопарковой зоны, а затем вновь шуршала по городу, практически напрямую позволяя добраться до моста. Вторая же, уходя в посадки, в городскую зону не возвращалась, и пару раз отвратительно – резко сменяла покрытие, нарезая десятки лишних километров вдоль лесопарка.

« Два – четыре – один, с проспекта Механиков,29 до Беляева,8 », – затрещала рация. Роман усмехнулся – вот только подумал, как сразу же кому-то понадобилось ехать через Западный мост.

« Понял. Через три квартала буду на месте. Про аварию знаю» — ответил таксист и тронулся с места.

Асфальт приятно зашуршал под колёсами. Роман почти подъехал к нужному месту, и уже собрался отрапортовать диспетчеру, когда почувствовал резкий неприятный запах в салоне автомобиля. Через несколько секунд он понял, чем пахнет – протекла закатившаяся под переднее сиденье бутылка морилки, купленной им накануне. Едкая коричневая жидкость уже успела образовать небольшую лужицу. Роман поспешно открыл окно, впуская в охлаждаемый кондиционером, салон душный воздух летнего вечера.

Возня с перепачканной бутылкой окончательно испортила настроение. Роман чувствовал, как внутри закипает раздражение.

— Чёрт! – воскликнул он и со злостью прихлопнул комара возле правого уха. Но сучёныш, прельщённый потной кожей, уже успел наградить Романа зудом. С остервенением расчесав место укуса, таксист вызвал диспетчера.

Только когда за Мариной захлопнулась дверца машины, она вдруг вспомнила о том, как опасно сейчас ездить в такси. Конечно, вряд ли с ней может что-то случиться, но…

« Стоп! – проявил настойчивость один из внутренних голосов, — это же не частник какой-нибудь, если этот водила со мной что-то сделает, то это ему с рук не сойдет. Ведь пропажа очередной девушки вообще сведёт с ума весь город. А пропала когда? Вечером 9 августа. Выйдут на диспетчерскую и вычислят душегуба. Да, слишком просто, значит этот точно не он»

Мысль показалась ей более чем здравой, поэтому откинувшись на спинку заднего сиденья, девушка включила плейер. Ехать предстояло долго.

Машина катила по новенькому асфальту, как нож по маслу. Совсем недавно власти города сделали долгожданный ремонт большинства дорог в городе.

«Забавно, — подумала Марина сквозь тягучую дремоту, нависшую над ней к концу душного дня, — какой-то псих маршруты последние людям устраивает, а ему все условия создают. Дорога в ад вымощена новым асфальтом».

Сон продолжал давить на разморённое сознание девушки. В глазах, словно засыпанных песком, лениво отражались городские пейзажи. Замелькали деревья. Началась лесопарковая зона. Из приоткрытого окошка доносились освежающие ароматы тенистых посадок. Духота постепенно спадала, сумерки откуда-то притащили с собой туман и покрыли им всё видимое пространство. В сознании Марины вдруг зашевелилась тревога. Скорее бы выехать в город из этой зоны. Уже ясный и напряжённый взгляд мечтал уставиться в бетон, скучные административные здания, людей, во всё то, что подтверждало бы: « Всё нормально. Ты не подсела к этому психопату».

Девушка выпрямилась и взглянула на водителя. Щуплый, с накинутым на голову капюшоном, он походил на какого-нибудь наркомана. Но на маньяка ли? А как вообще выглядят маньяки?

« Рост ниже среднего, телосложение худосочное. Приметы: родимое пятно вытянутой формы, идущее от правого уха к затылку» — всплыл в сознании голос диктора новостей.

В зеркале заднего вида она казалась ещё аппетитнее и желаннее. Он бросал на неё редкие, но пристальные взгляды и вдруг отчётливо заметил, что девушка начала нервничать. Это был самый сладкий момент, даже сам процесс убийства не доставлял ему столько удовольствия, как это щекотливое покалывание нарастающего в воздухе электричества. Его сознание даже создавало сладчайший запах, исходивший от её испуганного сердца. Ещё несколько десятков метров и уверенная рука свернёт руль машины вглубь посадок, а затем и шею неосторожной, бьющейся в истерике, шлюшки.

Поправив капюшон, он ещё раз взглянул на неё и даже улыбнулся.

« Где же город! Ведь уже пора было давно выехать из этой зоны. Кто в здравом уме потащится по такой длинной дороге! Боже!» — сознание Марины разрывалось от страха. Деревья, подобно самым лютым мучителям, выстраивались в бесконечные ряды, и, казалось, перешёптывались: « Мы не выпустим её живой. Нас будет всё больше, и все мы будем смотреть, как она умирает».

Марина нечаянно всхлипнула от отчаяния и испуганно посмотрела на водителя. Тот кратко обернулся в её сторону и продолжил следить за дорогой.

— Остановите, пожалуйста, на несколько минут. Меня тошнит, — собственный голос донёсся до Марины, как со дна деревенского колодца, в который она в детстве бросала камушки, чтобы узнать его глубину. Интересно, насколько глубоким был колодец, из которого она надеялась вытащить своё спасение? Сейчас всё зависело только от неё.

Машина немного съехала к обочине. Дрожащими руками Марина нащупала ручку и осторожно вылезла. Сердце колотилось так, что стало больно дышать и действительно затошнило. Девушка наклонилась, и, оперев руки о колени, попыталась успокоиться. Зелёная трава под её ногами расплывалась в туманной пелене наворачивающихся слёз.

Кто-то в её пульсирующей голове неистово вопил: «Беги!» Марина подняла голову и взглянула на лесную чащу. А если догонит?

« Чёрт побрал, он ведь догонит меня!» Девушка осторожно обернулась в сторону машины. Водитель продолжал спокойно сидеть на своём месте.

«Стоп!» — неожиданно вмешался в спор третий голос. «А с чего ты взяла, что это вообще он?» От этой мысли и, мгновенно поспешившего за ней, облегчения девушка беспомощно пошатнулась. «Ведь, с дорогой могло что-то случиться, поэтому мы здесь едем». Довериться этим доводам хотелось больше всего на свете. Счастливую догадку подтверждало и то, что водитель по-прежнему оставался в машине, не собираясь выходить и убивать её. Марина глубоко и болезненно вздохнула. Ком страха, сжимающий грудную клетку, начал отпускать. Вернувшись к машине, девушка уселась на заднее сиденье и закрыла за собой дверь.

— Извините, а почему… – слова замерли на губах Марины. Водитель сидел без капюшона, и при тусклом свете уходящего дня уродливо темнело большое родимое пятно вдоль правой стороны почти лысого черепа. Марина не могла поверить своим глазам. Значит, это правда. Девушка крепче сжала рукоятку, прихваченного с собой зонта, намереваясь защищаться, чтобы ни случилось.

— Что, почему? – обернулся он. Неожиданно для самой себя Марина резко выбросила вперед правую руку, целясь в глаз водителя, но остриё зонта прошло в аккурат за щеку. От страха и отвращения Марина замешкалась, сначала ей показалось, что она смогла проткнуть её насквозь. Девушка также резко дёрнула зонт назад – изо рта мужчины капнула кровь – очевидно, она лишь повредила ему дёсны. Водитель, схватившись за щёку, был настолько поглощён болью, что теперь у Марины появился шанс. Она на время вывела его из строя и теперь может бежать. Девушка схватилась за ручку дверцы и с ужасом поняла, что она закрыта изнутри. Или этот подонок сделал это нарочно или от неожиданности нечаянно нажал на кнопку блокировки дверей. Марина взвизгнула, как зверёк, угодивший в капкан. Тем временем мужчина уже начал приходить в себя.

— Какого чёрта? – взревел он, обернувшись к девушке. Марина попыталась ударить его ещё раз, но на этот раз её рука была перехвачена стальной хваткой его вспотевшей ладони. Марина закричала так, что ощутила режущую боль в горле. Свободной рукой она с силой схватила его за шею и начала сдавливать пальцы с таким остервенением, словно пыталась вырвать добрую часть его глотки.

Он захрипел и постарался вывернуть ей руку. Марина чувствовала, что ещё чуть-чуть и боль заставит её отпустить его грёбанную шею, отпустить надежду на то, что она останется жива.

— Тварь, — зарычала она и, собрав последние силы, резко толкнула его в стекло боковой двери. Послышался глухой стук. Водитель поморщился и на мгновение закрыл глаза, чуть ослабив хватку. Марина вырвалась и вцепилась в его шею двумя руками. Резкая боль пронзила ее откуда-то слева, девушка не сразу поняла, что таксист, вцепившись в её волосы, вырвал порядочный клок.

Пальцы девушки заныли от дикого напряжения. Она с удвоенной силой сжимала их, чувствуя, как под большими пальцами бешено пульсирует артерия. Вдруг Марина осознал, что силы оставляют её, парализуя напряжённое тело. Рыдания, вырвавшиеся из груди, казалось, рвали лёгкие. Девушка закашлялась и отпустила шею водителя. Тот неожиданно выпрямился, Марина не успела ничего сообразить, как почувствовала, что на её шее сжимается рука. Кашель усилился, сотрясая обессилевшую девушку.

Откуда-то раздался удар и хруст стекла. Хватка значительно ослабла. Продолжая кашлять, Марина рухнула на заднее сиденье. Сквозь тёмную пелену, застилавшую глаза, мелькал какой-то силуэт. Уже находясь на грани обморока, девушка услышала, как отворилась дверца:

« Пойдем, девочка. Со мной ты в безопасности». — шептал над ухом чей-то голос. Марина почувствовала, как её неловко вытаскивают из машины, обхватив за подмышки.

Всё позади. Всё кончено. Марина провалилась в спасительный сон, оказавшись в просторном салоне машины своего спасителя.

Тем временем, он вернулся к машине. Сегодня у него выдался более чем плодотворный день. Остановившись у разбитой дверцы, он поднял свою лопату, вымазанную свежей землей и кровью, и аккуратно поставил её, облокотив о капот.

« Конкуренты нам не нужны, нам не нужны» — зашептал он, рассматривая мёртвого человека на водительском кресле. «Интересно, что он хотел сделать с этой буйной шлюшкой?» — думал он, блуждая взглядом по салону в поисках возможного орудия новоявленного коллеги. Но машина была пуста, только под передним сиденьем с пассажирской стороны белело, что-то завёрнутое в целофанновый пакет. Он обошёл машину, открыл дверцу и достал находку. Немного повозившись с тугим узлом, он извлёк бутылку, перемазанную чем-то пахучим и липким.

Марина открыла глаза, почувствовав сильный приступ тошноты. Впереди бежала дорога. За рулём сидел незнакомый мужчина. Тут же в сознании всплыли сцены недавнего ужаса. Ком в горле подступил ближе.

— Остановите, пожалуйста, машину, меня тошнит, — медленно и с трудом Марина выдавила из себя эти слова, опасаясь, что её вырвет прямо в салоне.

Мужчина не ответил, вместо этого он потянулся к магнитоле и, найдя свою любимую радиоволну, прибавил звук.

*********************

« Срочные новости: в районе западной части нашего города обнаружено три тела: погибшие две девушки 18 и 20 лет, и мужчина – таксист компании «Меркурий», найденный в машине на обочине дороги. Просим вас проявлять бдительность — преступник всё еще на свободе».

Конец.

                                                                                                                                               Апрель.2014г.

Комментарии (2) на “Дорога в ад вымощена новым асфальтмом.”

Оставить комментарий